Верховный суд досрочное погашение кредита

Полезная информация в статье: "Верховный суд досрочное погашение кредита". Статья описывает тематику понятным для неспециалистов языком. Сделаны комментарии юристов и выводы. Если для вашего конкретного случая требуются дополнительные консультации, то обратитесь к дежурному консультанту.

Законодательно закреплено право заемщика на возврат части страховой премии при досрочном погашении потребительского кредита

Goodluz / Depositphotos.com

В Закон от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» внесены изменения (Федеральный закон от 27 декабря 2019 г. № 483-ФЗ «О внесении изменений в статьи 7 и 11 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)» и статью 9.1 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», закон от 27 декабря 2019 г. № 489-ФЗ «О внесении изменения в статью 958 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» ), в соответствии с которыми заемщик, досрочно исполнивший в полном объеме обязательства по кредитному договору (договору займа), имеет право на возврат части страховой премии, уплаченной в связи с подключением заемщика кредитором к программе личного страхования в качестве застрахованного лица или при самостоятельном заключении заемщиком договора страхования, обеспечивающего исполнение кредитных обязательств. Денежные средства подлежат возврату на основании заявления заемщика за вычетом суммы, пропорциональной времени, в течение которого на него распространялось страхование, при условии отсутствия в этот период страховых случаев.

На законодательном уровне закреплено также право заемщика, подключенного кредитором к программе личного страхования или самостоятельно заключившего договор страхования, обеспечивающий исполнение кредитных обязательств, в течение 14 календарных дней отказаться от участия в такой программе (от договора страхования) с возвратом в полном объеме платы за подключение к программе страхования (страховой премии по договору страхования) при условии отсутствия страховых случаев. Это правило не применяется к договорам страхования предмета ипотеки и страхования ответственности ипотечного заемщика.

Вместе с тем установлено, что договором потребительского кредита (займа) может быть предусмотрена возможность увеличения кредитором размера процентной ставки по кредиту (займу) в случае отказа заемщика от участия в программе личного страхования или от самостоятельно заключенного заемщиком договора страхования и неисполнения им содержащейся в кредитном договоре (договоре займа) обязанности по страхованию в течение более 30 календарных дней. Процентная ставка может быть повышена до уровня ставки по договорам потребительского кредита (займа), заключаемым на сопоставимых условиях, но не предусматривающих обязанности по страхованию.

Рассматриваемые правила вступят в силу с 1 сентября 2020 года и будут применяться к договорам страхования, заключенным после этой даты. В связи с данными изменениями с 26 июня 2020 года скорректирован также п. 3 ст. 958 Гражданского кодекса, определяющий общие условия возврата страховой премии при досрочном отказе страхователя от договора страхования.

Напомним, что судебная практика и в настоящее время признает право заемщика на возврат части страховой премии при досрочном погашении кредита, в связи с предоставлением которого заключен договор страхования, при условии, что после исполнения кредитных обязательств страховая сумма становится равной нулю (см. п. 8 Обзора, утв. Президиумом ВС РФ 05 июня 2019 г.). Право же страхователя – физического лица на отказ от договора добровольного страхования в течение 14 календарных дней (в так называемый период охлаждения) с возвратом всей или части страховой премии (в зависимости от фактического времени действия договора) вытекает из указания Банка России от 20 ноября 2015 г. № 3854-У. Верховный Суд Российской Федерации исходит из того, что этот нормативный акт распространяется также на заемщиков, подключенных банком к программе страхования (см. п. 5 названного обзора).

Источник: http://www.garant.ru/news/1313237/

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Банку дали срок . Верховный суд напомнил кредитной организации о сроке давности

Взаимоотношения банка и гражданина, который просрочил платеж по кредиту, почти всегда укладываются в нехитрую формулу — банк все равно возьмет свое. Но судебная практика показывает, что соблюдать сроки и уважать закон надо не только гражданину.

В Воронежской области в суд обратился известный банк и предъявил претензии супружеской паре. В иске финансовая организация написала, что в 2008 году дала гражданину кредит в полтора миллиона рублей на покупку квартиры. Гражданин кредит не вернул. Поэтому банк хочет забрать долг, проценты по нему и штраф за просрочку. А еще банк потребовал квартиру ценой в 1 миллион 700 тысяч, которую в ипотеку купил должник. Когда банк давал кредит, поручителем стала жена гражданина.

Ипотека давалась на двадцать лет. Но первые просрочки случились уже на следующий год после получения кредита. Поэтому спустя год банк потребовал вернуть ему весь долг целиком и сразу. Должник этого не сделал.

И вот спустя почти девять лет банк отнес иск в суд. Семья должников в суде заявила о пропуске срока исковой давности.

Районный суд банкирам по этой причине отказал в иске. Тогда банк пошел дальше и оспорил отказ в областном суде. Там отказ отменили, взыскали с семьи просроченную задолженность и забрали квартиру.

В Верховный суд РФ обратилась семья должников и попросила отменить решение областного суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда дело прочла, обсудила доводы сторон и решила, что жалоба подлежит удовлетворению.

Нарушения Верховный суд нашел именно в решении апелляции. Он внимательно изучил договор банка и гражданина. Там был пункт, в котором сказано, что погашение кредита и уплата процентов идет ежемесячно равными суммами. А в другом пункте написано, что банк имеет право потребовать всю сумму задолженности по кредиту и по процентам при просрочке больше чем на 15 календарных дней. Право собственности на квартиру и обременение в виде ипотеки было зарегистрировано в ЕГРН. Требование погасить весь кредит досрочно в течение трех дней банк отправил должнику уже через год. Но он долг не погасил.

Читайте так же:  Охрана труда на торговом предприятии

Районный суд, отказывая банку в иске, пришел к выводу, что банкиры действительно пропустили срок исковой давности, «поскольку с момента неисполнения заемщиком требований банка о досрочном возврате кредита прошло более трех лет». А вот доказательства прерывания срока давности, в частности, путем признания заемщиком долга, банк не представил.

Областной суд, не соглашаясь с такими выводами, заявил, что срок исковой давности по требованиям о возврате заемных денег, погашение которых по договору должно идти периодическими платежами, «исчисляется с момента наступления срока каждого очередного платежа». Поэтому банк вправе «требовать взыскания основного долга в пределах трехлетнего срока исковой давности до момента обращения с иском в суд». Верховный суд РФ посчитал, что такие выводы основаны на «неправильном применении норм материального права». Вот его аргументы. По Гражданскому кодексу срок исковой давности — три года. Течение этого срока начинается со дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

По статье 811 Гражданского кодекса, если по условиям договора предусмотрено возвращение займа по частям, то есть в рассрочку, заимодавец вправе требовать досрочного возврата оставшейся суммы с процентами. По смыслу этой нормы предъявление кредитором требования о досрочном возврате кредита изменяет срок исполнения обязательств по возврату суммы долга.

В нашем случае банк при просрочке еще в 2009 году потребовал вернуть в три дня долг, проценты и неустойку. Вывод Верховного суда — банк воспользовался своим правом и потребовал досрочного погашения всей суммы, тем самым изменив срок исполнения заемщиком обязательств по возврату основного долга и уплате процентов за пользование кредитом. При таких обстоятельствах срок исковой давности следует считать с момента неисполнения требований банка о досрочном возврате всей суммы кредита.

По статье 207 Гражданского кодекса с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям — проценты, неустойка, залог, поручительство и так далее. Таким образом, подвел черту высокий суд, с момента истечения срока давности по требованию о возврате всей суммы основного долга истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям, включая проценты, залог, неустойку и поручительство.

Был пленум Верховного суда (N 43 от 29 сентября 2015 года). На нем рассматривались некоторые сложные вопросы, связанные с применением норм Гражданского кодекса об исковой давности. И там также говорилось, что с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим срок давности и по дополнительным требованиям.

Вместе с тем если стороны договора прописали в нем, что проценты подлежащие уплате на сумму займа, уплачиваются позднее срока возврата основной суммы кредита, то срок исковой давности исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы.

В нашем случае суд установил факт досрочного требования банком всей суммы кредита, но не было установлено обстоятельств прерывания или приостановления срока исковой давности по главному требованию — о возврате суммы кредита. В этом случае выводы апелляции, что срок исковой давности по требованию долга и обращение взыскания на квартиру не истек, противоречат нормам материального права и разъяснениям пленума. Это нарушение считается существенным, поэтому апелляция свое решение должна пересмотреть.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета — Неделя № 79(7837)

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/27690/

ВС узаконил пропорциональный возврат страховой премии при утере смысла страхования

Москва. 20 июня. INTERFAX.RU — Заемщик, досрочно погасивший застрахованный кредит, где возмещение было привязано к остатку задолженности, имеет право на пропорциональный возврат страховой премии, следует из определения Верховного суда (ВС) РФ по делу с участием «РГС Жизни». Противоположный подход не имеет смысла, отметили судьи.

Разбирательство между Татьяной Голубевой и ООО «Страховая компания «Росгосстрах-Жизнь» (ныне «РГС Жизнь») возникло из-за отказа страховщика вернуть клиентке часть премии после досрочного погашения застрахованного автокредита. Сумма возмещения в договоре Голубевой была привязана к остатку задолженности, поэтому они синхронно обнулились, и в результате, по мнению страховательницы, у нее возникла возможность получить обратно часть уплаченных «РГС Жизни» денег — 128317 руб. из 130605 руб., пропорционально периоду действия договора. Клиентка считала, что имеет на это право в силу существования в пункте 1 статьи 958 Гражданского кодекса (ГК) РФ правила, по которому договор страхования прекращается досрочно, если возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по иным обстоятельствам, нежели страховой случай.

Важная оговорка

Страховщик и суды первых двух инстанций думали по-другому. «РГС Жизнь» настаивала, что о пропорциональном возврате премии речи быть не может, так как договор не прекращается (именно об этом говорится в пункте 1 статьи 958 ГК РФ — ИФ), а расторгается по инициативе страхователя. Колпинский райсуд с этим согласился, Санкт-Петербургский горсуд поддержал первую инстанцию и особо отметил, что о погашении кредита в качестве обстоятельства для досрочного прекращения договора страхования в упомянутой норме ГК не говорится.

Этого обстоятельства там действительно нет. Когда законодатель конкретизировал случаи прекращения договора страхования, то указал только два их них. Во-первых, это гибель застрахованного имущества по иным причинам, нежели наступление страхового случая. Во-вторых, прекращение в установленном порядке предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим связанный с ней риск. Впрочем, названы они с оговоркой «в частности», что указывает на открытость перечня.

Именно ее отметила в своем определении, опубликованном во вторник, коллегия по гражданским делам ВС РФ. «Перечень приведенных в пункте 1 статьи 958 ГК РФ оснований для досрочного прекращения договора страхования не является исчерпывающим», — говорится в документе. Следовательно, эта норма может охватывать также другие ситуации, и к ним, по мнению ВС РФ, относится случай, когда заемщик досрочно гасит застрахованный кредит, где сумма страхового возмещения была привязана к остатку задолженности.

«Под иными обстоятельствами подразумеваются обстоятельства, приводящие к прерыванию отношений по защите имущественных интересов», — объясняет коллегия. Такое прерывание, в частности, по мнению судей ВС РФ, наступает из-за того, что при отсутствии кредитной задолженности страховая сумма равна нулю, следовательно, по условиям договора на страховщика невозможно возложить обязанность произвести страховую выплату или в случае наступления страхового случая она фактически не производится. «[Это] лишает всякого смысла страхование, по которому невозможна выплата страхового возмещения и, следовательно, приводит к досрочному прекращению договора страхования», — резюмировала коллегия.

Читайте так же:  Взыскание дебиторской задолженности приставами

В результате, сделал вывод ВС РФ, у страхователя возникает право на пропорциональный возврат части страховой премии на основании абзаца 1 пункта 3 статьи 958 ГК РФ. Все эти разъяснения кассационная инстанция предписала учесть Санкт-Петербургскому горсуду, куда дело Голубевой отправлено на пересмотр.

Источник: http://www.interfax.ru/russia/617812

Досрочный возврат кредита не вернет затрат на страховку

Решение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда (ВС) фактически лишило граждан возможности вернуть часть страховой премии при досрочном погашении кредита. ВС, ранее принимавший сторону заемщиков, неожиданно изменил позицию, указав, что досрочное расторжение кредитного договора не влечет отмены страхования, а значит, и возврата уплаченной премии. Теперь надежда граждан лишь на законодательные поправки, соответствующий законопроект рассматривается в Госдуме, но пока прошел лишь первое чтение.

Как следует из обнародованного на этой неделе определения судебной коллегии по гражданским делам ВС по спору Дениса Надымова и страховой компании «Благосостояние», суд больше не считает досрочное погашение кредита основанием для возврата части страховой премии, уплаченной при его оформлении.

Рассмотренная в суде ситуация достаточно типична. Заемщик в апреле 2017 года взял крупный кредит в Локо-банке со сроком погашения до 2024 года и оформил два договора страхования. Кредит был погашен досрочно — через три месяца. Заемщик потребовал 124 тыс. руб. излишне уплаченной страховой премии, поскольку страховка была оформлена на несколько лет при получении кредита. Страховщик отказался, и господин Надымов обратился в суд. Суды первой и апелляционной инстанций встали на его сторону. Но страховщик не согласился, и дело дошло до ВС.

Юрий Любимов, замминистра юстиции, 11 сентября 2018 года на заседании комитета Госдумы по финрынку

Часть премий возвращается, потому что страхование имеет обеспечительную природу. Если кредит погашен, то обеспечивать нечего

Однако ВС указал, что в данном деле имело место страхование от несчастных случаев и болезней, страхового случая не наступило. При этом «иных обстоятельств, нежели страховой случай» для пропорционального возврата части страховой премии судебная коллегия не нашла. При этом судьи активно ссылались на нормы Гражданского кодекса, по которым возврат страховой премии возможен лишь в определенных случаях, когда прекратились риски. Например, предприниматель, застраховавший свой предпринимательский риск, прекратил коммерческую деятельность. В данном же случае человек страховался от таких рисков, как смерть и инвалидность, при этом выгодоприобретателем был сам заемщик и наследники. Страховая сумма является единой на весь период действия договора страхования и не зависит от суммы остатка по кредиту, следовательно, и от досрочного погашения его, заключили судьи.

Как Верховный суд вмешался в страховой вопрос

До сих пор ВС придерживался иного мнения, сформировав по данному поводу сложившуюся судебную практику. Знаковым в данном вопросе стало решение судьи ВС РФ Виктора Момотова, который заключил, что, если речь идет о страховании заемщиков, нередко происходит принуждение к приобретению страховой услуги. И поддержал право заемщика на возврат части уплаченной премии при досрочном погашении кредита. Мало того, коллегия ВС порой вставала на сторону заемщика в ситуациях, когда те требовали возврата страховки при страховании по договору присоединения, то есть когда страхователем выступал банк (см. “Ъ” от 31 октября 2017 года).

Изменение позиции ВС стало полной неожиданностью для экспертов. «Мне не кажется данная позиция обоснованной, и я очень надеюсь, что дело будет передано в президиум ВС и он отменит данное определение,— отмечает глава адвокатского бюро «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго.— Очень надеюсь, что данное определение не будет ложиться в основу решений судов нижестоящих инстанций». Тем не менее, по мнению руководителя проекта ОНФ «За права заемщиков» Виктора Климова, определение может повлиять на текущую судебную практику, несмотря на более ранние положительные решения ВС. «Тем важнее в данном случае оперативное внесение поправок в Гражданский кодекс, которые решат эту проблему»,— отметил он.

Вероника Горячева о праве отказаться от навязанного страхования

Законопроект, предусматривающий внесение в Гражданский кодекс поправок, которые закрепят право заемщика на возврат части страховой премии при досрочном погашении кредита, Госдума приняла в первом чтении 19 сентября. Проектом предполагается, что заявление о досрочном отказе от страхования надо подать в течение 14 календарных дней после досрочного погашения кредита, а в случае если договор страхования заключен по типу присоединения — 10 дней. Однако отдельные эксперты, опрошенные “Ъ”, высказали опасения, что решение ВС может помешать принятию поправок. Глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков заверил “Ъ”, что судебная практика никак не повлияет на прохождение документа. «Это наша принципиальная позиция, рассчитываем принять его до конца 2018 года»,— подчеркнул он.

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/3753029

Верховный суд не разрешил возвращать проценты при досрочном погашении кредита

Требовать перерасчета уже уплаченных процентов исходя из реального срока погашениязначит, менять первоначальные условия кредитования, решил Верховный суд.

К такому выводу коллегия ВС по гражданским делам пришла, рассматривая дело клиентки банка ВТБ 24, которая погасила ипотечный кредит в размере 1,4 млн руб. за 53 месяца вместо прописанных в договоре 302 месяцев. Заявительница требовала в суде возмещения излишне уплаченных процентов в сумме более 330 000 руб., компенсацию морального вреда 100 000 руб., а также проценты за пользование чужими денежными средствами в размере около 81 000 руб.

Видео (кликните для воспроизведения).

Суд первой инстанции требования удовлетворять отказался, отметив, что банк не взимал проценты за период, не связанный с фактическим пользованием кредитом, поэтому переплата процентов со стороны истца не происходила. Кроме того, суд указал, что банк учел все платежи по погашению кредита по мере их поступления и начислял проценты за период фактического пользования кредитом лишь на остаток основного долга, который уменьшался по мере зачета вносимых средств. Таким образом, уменьшалась и сумма, на которую происходило начисление процентов за пользование кредитом. Именно такую форму расчета размера ежемесячного платежа по кредиту и такой порядок исчисления процентов согласовали истец и ответчик в кредитном договоре (дело № 2-10735/2015).

Читайте так же:  Недостача в аптеке

Однако апелляция это решение отменила (дело № 33-1365/2016). Разбирательство дошло до ВС, который признал доводы банка обоснованными, сообщает «Коммерсант». Представители банка посчитали суммы процентов, доказав, что банк начисляет их только исходя из срока фактического пользования кредитом. ВС пришел к выводу, что, если бы заемщица изначально брала кредит по указанной ставке на тот срок, который она посчитала на кредитном калькуляторе, то и размер ежемесячного платежа у нее был бы значительно больше (дело № 89-КГ16-12).

Ранее ВС рассматривал похожее дело, по которому занял противоположную позицию: заемщица досрочно погасила кредит в Сбербанке и решила, что переплатила по нему проценты. Суд первой инстанции и апелляция в требованиях ей отказали, однако ВС решил, что суды пришли к неверным выводам (см. «Подлежат ли перерасчету проценты по досрочно погашенному кредиту: позиция ВС»).

Источник: http://pravo.ru/news/view/138457/

Подлежат ли перерасчету проценты по досрочно погашенному кредиту: позиция ВС

Заемщица досрочно погасила кредит в Сбербанке и решила, что переплатила проценты по нему. В банке с ней не согласились, и ей пришлось обратиться в суд, чтобы добиться возврата денег. Первая инстанция и апелляция ей отказали, придя к выводу, что требования заемщицы противоречат кредитному договору и сводятся к изменению его условий. Верховный суд обнаружил ошибки в выводах нижестоящих инстанций.

Перерасчет процентов за кредит расценивается как изменение условий договора

В ноябре 2011 года Ирина Козенко* взяла кредит в Сбербанке размером 300 тысяч рублей сроком на 60 месяцев под 18,2% годовых. В договоре стороны предусмотрели право Козенко досрочно погасить кредит или его часть без предварительного уведомления кредитора. Заемщица воспользовалась своим правом и все выплатила досрочно с процентами — за 37 месяцев. В общей сложности банк получил от Козенко 131 тысячу рублей в качестве процентов за пользование кредитом. Однако вскоре заемщица решила, что переплатила кредитной организации 33,5 тысячи рублей в качестве процентов. Основной довод Козенко сводился к тому, что нужно произвести перерасчет процентов только за период, в котором заявительница пользовалась кредитом. Она предъявила банку свои претензии, но там с ней не согласились. Тогда Козенко обратилась в Завьяловский районный суд Алтайского края, чтобы взыскать со Сбербанка: излишне выплаченные проценты в сумме 33,5 тысяч рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами — 700 рублей, неустойки в размере 247 тысяч рублей и компенсацию морального вреда — 10 тысяч рублей.

Судья Максим Белоусов заявительнице отказал (дело № 2-73/2015

М-46/2015). Он пришел к выводу, что в ежемесячный платеж по кредиту не входили проценты за будущий период. Довод земщицы Белоусов счел противоречащим условиям кредитного договора и подчеркнул, что стороны не могут требовать возвращения исполненного ими по обязательству до изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон (п. 4 ст. 453 ГК). Суд пояснил, что требования истца сводятся к изменению условий договора с банком, а именно — срока кредитования, но основания для этого отсутствуют. Алтайский краевой суд оставил решение первой инстанции без изменений.

Забыли про закон «О защите прав потербителей»

Понимание своей позиции Козенко нашла в Верховном суде (дело № 51-КГ15-14). ВС указал, что предоставление кредита по смыслу закона «О защите прав потребителей» является финансовой услугой, и на отношения гражданина с банком распространяются нормы этого закона. Не соглашаясь с решением нижестоящих инстанций, судьи ВС пояснили, что гражданин-потребитель, заключивший кредитный договор с банком, может отказаться от его исполнения в любое время (ст. 32 закона «О защите прав потребителей»). Для этого он должен оплатить понесенные кредитором расходы, связанные с исполнением обязательств по этому соглашению: вернуть банку деньги, взятые в кредит, и проценты за период их использования.

Отдельно ВС подчеркнул, что при досрочном погашении кредита заемщик вправе потребовать перерасчета процентов, уплаченных им за период, когда пользование деньгами уже прекратилось, и вернуть их часть, если ее установят. ВС признал ошибочной и ссылку нижестоящих инстанций на п. 4 ст. 453 ГК, потому что кредитный договор прекратился в результате его надлежащего исполнения (ст. 408 ГК), а не расторжения.

«Тройка» под председательством Вячеслава Горшкова отменила решение Алтайского краевого суда и отправила дело на новое рассмотрение обратно в апелляцию. По итогам повторного рассмотрения акт первой инстанции снова оставили без изменений (прим. ред.решение суда на сайте отсутствует).

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Источник: http://pravo.ru/review/view/129076/

Когда можно требовать возврата части страховой премии при досрочном погашении кредита?

Milovidov / Depositphotos.com

Рассматривая одно из дел о взыскании части страховой премии, Верховный Суд Российской Федерации не согласился с нижестоящими судами и встал на сторону гражданки Г., которая являлась заемщиком по кредитному договору и застрахованным лицом по связанному с ним договору индивидуального страхования от несчастных случаев. Поскольку заключение таких взаимосвязанных договоров – частая практика, рассмотрим обстоятельства этого дела подробнее (Определение ВС РФ от 22 мая 2018 года № 78-КГ18-18).

В 2014 году Г. заключила с банком кредитный договор на срок 60 месяцев, размер кредита составил 750,6 тыс. руб. А одновременно с ним – договор индивидуального страхования заемщика от несчастных случаев на тот же срок. Это было обусловлено одним из пунктов кредитного договора. Страховая премия по страховому договору составила 130,6 тыс. руб., а страховая сумма на дату заключения была установлена в размере 750,6 тыс. руб. Важно отметить, что по условиям этого договора, страховая сумма уменьшалась по мере погашения задолженности по кредитному договору и равнялась 100% задолженности застрахованного лица, причем не могла превышать страховую сумму на дату заключения договора страхования.

Каким требованиям должно соответствовать оформление и подписание кредитного договора? Ответ – в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

В 2015 году Г. досрочно погасила задолженность по кредитному договору и перестала быть заемщицей. Поэтому, как она предполагала, досрочно прекратился и договор страхования. Ведь если исходить из его условий, к этому моменту страховая сумма была равна нулю, а у страховщика фактически прекратилась обязанность по осуществлению страховой выплаты при наступлении страхового случая. Значит, сделала вывод гражданка, поскольку возможность наступления страхового случая отпала, существование страхового риска прекратилось – по иным обстоятельствам, чем страховой случай, то страховщик имеет право только на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование (в данном случае – 32 дня). А остальная часть подлежит возврату страхователю, то есть непосредственно Г. Свой вывод она обосновала положениями п. 1 ст. 958 Гражданского кодекса. В качестве примеров, когда договор страхования прекращается по иным обстоятельствам, чем страховой случай, в ГК РФ приводятся, в частности, гибель застрахованного имущества и прекращение предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск или риск гражданской ответственности, связанной с такой деятельностью.

Читайте так же:  Армия отпуск с последующим увольнением

Г. обратилась в страховую компанию, но ей ответили, что договор страхования может быть расторгнут в случае отказа страхователя от него, на основании п. 2 ст. 958 ГК РФ, а не автоматически, как предположила гражданка. Правда, в случае отказа страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное (абз. 2 п. 3 ст. 958 ГК РФ).

В конкретном случае, что интересно, Программа индивидуального страхования заемщиков от несчастных случаев, на условиях которой был заключен договор, допускала возврат страхователю 50% от уплаченной страховой премии, если договор расторгается по его инициативе в связи с досрочным погашением кредита. Но для этого нужно было соблюсти определенные условия: страхователь должен расторгнуть договор страхования в течение первых 30 дней с даты начала его действия и уведомить об этом страховщика, предоставив следующие документы: заявление о расторжении договора страхования, копию или оригинал договора страхования, и также письмо из банка, подтверждающее полное досрочное погашение кредита в вышеуказанный срок.

Страховщик решил, что эти условия соблюдены не были, поэтому правовых оснований для возврата страховой премии нет. В связи с этим Г. обратилась в суд.

Однако суды и первой, и апелляционной инстанции отказали ей в удовлетворении требований. Суд первой инстанции решил, что погашение задолженности по кредитному договору само по себе – не основание прекращения договора страхования и возникновения у страховщика обязательства по возврату страховой премии. Он указал, что оснований для применения п. 1 ст. 958 ГК РФ нет, и подчеркнул, что истицей не соблюдены условия Программы индивидуального страхования заемщиков от несчастных случаев.

С этими выводами согласились и на стадии апелляции. Судьи указали, что досрочное погашение кредита не упоминается в п. 1 ст. 958 ГК РФ в качестве обстоятельства для досрочного прекращения договора страхования, в связи с наступлением которого у страховщика имеется право только на часть страховой премии. Они добавили, что досрочное погашение кредита не свидетельствует о том, что возможность наступления страхового случая отпала, и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. Суд апелляционной инстанции сделал вывод – договор страхования от несчастных случаев заемщика продолжает действовать, а страховое возмещение по нему не зависит от срока действия кредитного договора.

Но ВС РФ занял по этому делу совершенно иную позицию – по его оценке, с выводами апелляции согласиться нельзя. Он пояснил, что в данном случае страхование от несчастных случаев лишено всякого смысла, по нему невозможна выплата страхового возмещения, а значит, договор должен быть досрочно прекращен. Также, по мнению ВС РФ, суд апелляционной инстанции не учел, что перечень приведенных в п. 1 ст. 958 ГК РФ оснований для досрочного прекращения договора страхования не является исчерпывающим. А следовательно, сделал он вывод, страховщик имеет право только на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование. То есть страхователю может быть возвращена другая часть.

По мнению ВС РФ, допущенные судом второй инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Таким образом, можно сделать вывод, что возможность возврата страховой премии зависит от условий договора страхования. В конкретном случае, как представляется, положительное решение ВС РФ было связано именно со специфическим условием, в соответствии с которым страховая сумма уменьшается по мере погашения задолженности по кредитному договору и равняется 100% задолженности застрахованного лица. В то же время не исключено, что возврат страховой премии в случае досрочного погашения кредита будет предусмотрен самим договором или, например, Программой индивидуального страхования. Но в таком случае страховая компания согласится вернуть часть премии только при соблюдении условий, определенных в договоре или программе страхования.


Источник: http://www.garant.ru/news/1203350/

Страховка к кредиту: ВС обобщил практику споров банков с гражданами

«Обзор подготовлен в целях обеспечения эффективной защиты нарушенных прав и законных интересов страхователей, выгодоприобретателей и страховщиков, правильного и единообразного применения законов при рассмотрении дел соответствующей категории», – объяснил Верховный суд.

Женщина взяла кредит в банке, и ее присоединили к программе страхования жизни и трудоспособности заемщиков. Она попыталась выйти из этой программы, но банк продолжил списывать с нее плату. Тогда заемщица пошла в суд и потребовала расторжения договора. Также она попыталась взыскать с банка плату за подключение к программе, компенсацию морального вреда и штраф.

Спор дошел до коллегии ВС по гражданским делам. Та отметила: гражданин, заключая договор добровольного личного страхования одновременно с потребительским кредитным договором, является потребителем финансовой услуги. Отношения между банком и заемщиком по договору страхования регулируют не только нормы ГК, но и положения закона о защите прав потребителей, указал Верховный суд. А это значит, что потребитель может потребовать и компенсации морального вреда.

Банк не проинформировал заемщицу, что договор страхования носит добровольный характер страхования, а также не рассказал о возможности досрочного расторжения этого договора. Верховный суд подчеркнул: до сведения клиента обязательно нужно доводить такую информацию. В противном случае тот сможет потребовать компенсации как убытков, так и морального вреда.

Должник досрочно погасил кредит в банке и в суде потребовал вернуть ему часть средств по договору страхования. Суд отказался и потребовал соблюсти досудебный претензионный порядок.

Читайте так же:  Дисциплинарная ответственность наступает с возраста

ВС с таким подходом не согласился: такой иск не требует обязательного соблюдения досудебного порядка урегулирования спора в привычном его понимании. В то же время высшая инстанция напомнила, что с 28 ноября 2019 года потребитель финансовых услуг вправе заявлять в судебном порядке требования к страховщику только после получения от финансового омбудсмена решения по обращению. Это и будет досудебным порядком по таким спорам.

Досрочное погашение кредита не прекращает действие договора добровольного личного страхования в отношении заемщика и не предусматривает возврат страховой премии, указал ВС. Возможность наступления страхового случая, срок действия договора страхования и размер страховой выплаты не зависят от досрочного возврата кредита и от суммы остатка по кредиту.

Дело обстоит иначе, если выплата страхового возмещения зависит от остатка по кредитному долгу. В таких договорах при отсутствии долга страховая сумма равна нулю, а значит, при наступлении страхового случая никаких выплат банк не сделает. В этом случае договор страхования прекращается досрочно, а заемщик может потребовать у банка возврата части страховой премии.

При заключении договора страхования заемщик подтвердил, что не является инвалидом и не страдает в том числе заболеваниями сердечно-сосудистой системы, почек. Позже выяснилось, что это не так. Заболевание у него все же было, и ему даже установили категорию инвалидности. По условиям договора такое событие является страховым случаем.

Но получить деньги от страховой у него не вышло, ведь заболевание было получено еще до заключения договора, а значит, страховой случай не наступил. ВС признал правильность такого подхода.

Если же болезнь случилась еще в период действия договора, а инвалидность установили уже когда он закончился, то страховая компания должна выплатить возмещение.

Согласно условиям договора, при страховом случае страховщик должен был выплатить возмещение банку, в котором заемщик взял кредит. Но он сделал это только через 3,5 года после наступления страхового случая, из-за чего заемщик понес убытки в виде начисленных процентов и неустойки по кредиту.

Верховный суд подчеркнул: если бы страховая компания надлежащим образом исполнила свои обязательства, то убытков у заемщика не возникло бы. А это значит, что оплатить их должен именно страховщик.

Источник: http://pravo.ru/story/212142/

Верховный суд досрочное погашение кредита

Верховный суд опубликовал новое определение, касающееся уплаты процентов при досрочном погашении кредита физическим лицом. Оно вынесено по спору между Сбербанком и И. Шиченко, которая получила 300 000 рублей под 18,2% ставки годовых на 60 месяцев, но погасила его через тридцать семь. Ежемесячный платеж был аннуитетным, за время пользования кредитом она заплатила 131 383 руб. в качестве процентов, сэкономив за счет досрочного погашения 27 481 руб. Но, по мнению Шиченко, размер процентных платежей должен быть еще меньше — 97 966 руб. Она потребовала от банка сделать перерасчет, а когда «Сбер» отказался, то подала заявление в суд.

Первые две инстанции ей отказали. «В ежемесячный платеж истца по кредиту не входили проценты за ненаступивший период времени», — мотивировали свой отказ Завьяловский райсуд Алтайского края и Алтайский крайсуд. По их мнению, ссылки истца на то, что при досрочном погашении кредита необходимо произвести перерасчет процентов только за тот период, в котором фактически осуществлялось пользование кредитом, не соответствуют условиям кредитного договора и требованиям закона. «Такая обязанность у ответчика отсутствует», — заключили суды. Да и вообще, по мнению судов двух инстанций, Шиченко не может претендовать на возврат денег, так как в соответствии с п.4 ст.453 ГК РФ, стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. «Требования истца о взыскании процентов фактически сводятся к изменению условий кредитного договора, [а именно] срока кредитования. Между тем оснований для изменения условий кредитного договора не имеется, поскольку обязательства по договору сторонами исполнены», — говорится вопределении краевого суда.

Противоположная позиция сложилась у Верховного суда. Во-первых, тройка судей в составе Вячеслава Горшкова, Елены Гетман и Сергея Романовского констатировала, что гражданин-потребитель в случае реализации своего права на досрочное погашение кредита вправе потребовать перерасчета процентов за период пользования заемными средствами и, если переплата будет установлена, на возврат денег. Во-вторых, коллегия указала, что ссылка на п.4 ст.453 ГК является ошибочной. Эта норма применима лишь к правоотношениям, которые завершаются изменением или расторжением договора, здесь же имело место надлежащее прекращение (ст.408 ГК), что «судами учтено не было», говорится в определении ВС. Апелляционное определение отменено, Алтайскому краевому суду придется еще раз разобрать спор. При этом ВС обратил внимание на то, что должна быть проверена правильность расчета процентов.

Судебная практика недвусмысленно определила, что проценты за пользование займом должны уплачиваться только на ту сумму, которая находится в пользовании у заемщика, и только по день фактического возврата им суммы займа, напоминает адвокат практики «Судебные споры и арбитраж» юридической фирмы «ЮСТ» Михаил Чугунов. Верховный суд последовательно придерживается этой позиции и уже демонстрировал ее в определениях по конкретным делам. Например, в 2014 году аналогичноерешение было вынесено по спору А. Давыдкова и СКБ-банка.

«Ошибки при рассмотрении споров подобного рода скорее связаны не с неправильным толкованием закона, а с ошибками при проверке расчетов», — говорит Чугунов из «ЮСТа». По его словам, судам необходимо проверить, не имело ли место авансирование процентов заемщиком, а также не удержал ли банк при погашении долга лишние проценты. По мнению юриста арбитражной практики Vegas Lex Виктора Петрова, ранее подобные споры не часто доходили до Верховного суда, но «теперь с подобной практикой, безусловно, их число возрастет». «Кредитным организациям предстоит всерьез задуматься над стратегией защиты своих прав по подобным искам», — говорит он.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://efimovlaw.ru/zameshhk-vprave-potrebovat-ot-banka-pe/

Верховный суд досрочное погашение кредита
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here