Исковая давность кабальной сделки

Полезная информация в статье: "Исковая давность кабальной сделки". Статья описывает тематику понятным для неспециалистов языком. Сделаны комментарии юристов и выводы. Если для вашего конкретного случая требуются дополнительные консультации, то обратитесь к дежурному консультанту.

Верховный суд рассказал, как оспаривать кабальные сделки

Верховный суд сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, которые обычно практически невозможно оспорить. Он проанализировал дело женщины, которая, страдая тяжелым заболеванием, должна была еще и помогать близким: немощной старушке-матери и непутевому сыну, которого осудили по уголовной статье. Она оспаривала продажу единственного жилья для них троих, которое передала сожительнице сына за бесценок. Две инстанции решили, что женщина пропустила срок исковой давности. ВС счел, что его можно было восстановить, и дал указания, как пересмотреть дело по сути.

Примеров успешного оспаривания кабальных сделок почти нет из-за сложности доказывания, утверждает ведущий юрисконсульт «КСК групп» Елена Цатурян. Более того, есть практика, подтвержденная на уровне Верховного суда, что истец теряет право на оспаривание сделки, если продолжал или продолжает ее фактическое исполнение, развивает свою мысль партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик. В то же время ей очевидно, что в жизни немало договоров заключаются на невыгодных условиях при стечении довольно тяжелых обстоятельств. В этих случаях пригодятся разъяснения из недавнего определения Верховного суда (дело 19-КГ17-10). Он четко сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, считает управляющий партнер юрфирмы «Солнцев и партнеры» Станислав Солнцев. Кроме того, комментирует он, ВС признал возможным восстановление срока обжалования по ст. 205 ГК, то есть открыл дорогу для оспаривания «старых» соглашений, что особенно актуально для споров вокруг недвижимости.

Когда обстоятельства сильнее

Верховный суд принял и рассмотрел жалобу Ирины Остапенко*, которая пыталась оспорить продажу единственного жилья сожительнице своего сына Дмитрия Колчева* Наталье Гарман*. Гарман жила в их доме с двумя маленькими детьми от другого отца. А в 2014 году она приобрела у Остапенко дом и участок за 420 000 руб. и 4682 руб. соответственно. Поскольку Гарман оплатила эту сумму материнским капиталом, жилье поступило в долевую собственность ее и ее детей. А в конце 2015 года покупательница подала иск о выселении «чужих» жильцов из своего дома.

Остапенко подала встречный иск о признании договора купли-продажи недействительным. По словам ответчицы, только тяжелые обстоятельства вынудили ее продать дом, в котором, кроме нее, жили сын и престарелая мать. Сама Остапенко страдала раком, должна была проходить стационарное лечение и дорогие обследования. Болела и ее 89-летняя мать. Незадолго до продажи дома старушка сломала ногу и не могла сама себя обслуживать, а уход за ней тоже требовал немалых денег. Как будто этих бед было недостаточно, в неприятности попал сам Колчев, которого осудили за хищение вверенного имущества (ч. 1 ст. 160 УК) и приговорили к штрафу в 40 000 руб. Это довольно-таки тяжелые обстоятельства, которые говорят в пользу кабальности сделки, уверяла Остапенко во встречном иске.

Она рассказала суду, как пыталась решить проблемы с помощью трех кредитов, которые взяла в конце 2013 – начале 2014 года. Но гасить их было сложно, весь постоянный доход семьи ограничивался небольшими пенсиями Остапенко и ее матери. И здесь подоспело предложение сожительницы сына, которое, как тогда казалось, поможет исправить ситуацию. Ответчица объяснила в суде, что пошла на сделку, потому что Гарман встречалась с ее сыном и жила в их доме. По уверениям Остапенко, «невестка» прекрасно знала о тяжелом положении семьи и осознавала, что покупает жилье за бесценок. Ведь, согласно отчету об оценке, дом стоил 1,7 млн руб. (в 3 раза дороже), а земля 501 000 руб. (в 107 раз дороже).

Два взгляда на одно дело

Буденновский городской суд Ставропольского края решил выселить Остапенко с сыном и матерью, но не нашел оснований признать куплю-продажу недействительной. Одним из основания отказа стал пропуск срока исковой давности: регистрация сделки состоялась 11 ноября 2014 года, а требование признать ее недействительной было предъявлено 25 декабря 2015 года (а поскольку сделка оспоримая, нужно было уложиться в один год). Кроме того, суд отверг отчет об оценке, потому что его составили в 2016 году, а дом был продан в 2014-м. Ставропольский краевой суд согласился с этими выводами.

Но краевому суду придется пересмотреть дело с учетом указаний Верховного суда, который нашел немало ошибок в решениях нижестоящих инстанций. Для начала суды не рассмотрели вопрос о восстановлении срока исковой давности ввиду обстоятельств, связанных с личностью, таких как тяжелая болезнь (ст. 205 ГК). Ведь Остапенко страдала раком, а ее права не нарушались до тех пор, пока 3 ноября 2015 года сожительница сына не предъявила иск о выселении. Что касается оценки дома – тут судья должен был разъяснить Остапенко, что у нее есть право ходатайствовать о назначении судебной экспертизы. Кроме того, суды проигнорировали обстоятельства, которые свидетельствуют о тяжелом положении ответчицы, и не проверили, могла ли Гарман об этом знать. С такими замечаниями коллегия под председательством Вячеслава Горшкова отправила дело на новое рассмотрение.

Алгоритм: как оспорить кабальную сделку

ВС верно указал на совокупность неблагоприятных обстоятельств и даже на возможность восстановить срок исковой давности, одобряет Горелик. По ее предположению Остапенко, скорее всего, доверяла сожительнице сына, с которой жила под одной крышей, и не думала, что та может ее выселить. Горелик не исключает, что это обсуждалось, только не было прописано в договоре купли-продажи.

О том, что надо доказать в делах о кабальных сделках, рассказывает руководитель практики частного права национальной юридической компании «Митра» Константин Сердюков. Стечение тяжелых обстоятельств подтвердить обычно легко. По словам эксперта, в определении ВС этот вопрос освещен подробно и убедительно. Примечательно, что гражданскую коллегию интересуют детали жизни не только самой Остапенко, но и ее матери и сына. Гораздо сложнее, по мнению Сердюкова, доказать причинно-следственную связь между тяжелыми обстоятельствами и самой невыгодной сделкой. Судя по определению ВС, нельзя однозначно сказать, что именно сложное положение подтолкнуло Остапенко заключить договор, сомневается Сердюков. По его мнению, возможны и другие объяснения. Например, учитывая, что Гарман оплатила дом материнским капиталом, не исключено, что жители сговорились его «обналичить» и разделить между собой, рассуждает Сердюков. Но ВС ничего не сказал в определении о вопросах доказывания причинно-следственной связи, сожалеет юрист.

Еще одно обстоятельство, которое зачастую непросто доказать, – это осведомленность контрагента о тяжелом положении потерпевшего. Здесь Верховный суд ограничился ремаркой, что Гарман сожительствовала с сыном Остапенко и знала о ее проблемах, указывает Сердюков. «Получается, ВС фактически установил презумпцию осведомленности сторон о том, что у одной из них тяжелые обстоятельства, если они проживают совместно, – анализирует юрист «Митры». – Это должно облегчить доказывание в делах с подобными обстоятельствами».

Читайте так же:  Как выгодно платить алименты

В целом есть смысл оспаривать сделку как кабальную, если очевидно бедственное положение одной из сторон, и его можно доказать, резюмирует Солнцев из юрфирмы «Солнцев и партнеры». Он называет болезни, тюремное заключение, наличие большого долга, ущерб от стихийных бедствий и катастроф. Путь оспаривания при этом лежит через нерыночный характер расчетов или определение цены (например, рассрочка на 50 лет или кратное снижение стоимости), рекомендует Солнцев. Ведь сложно представить, что кабальную сделку можно заключить на рыночных условиях, подытоживает юрист.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены

Источник: http://pravo.ru/review/view/142075/

Бремя исковой давности: Пленум ВС разъяснил сделки с заинтересованностью

Докладчик Ольга Киселева, судья экономколлегии Верховного суда, рассказала, что постановление давно пора обновить. В 2014 году появились разъяснения Высшего арбитражного суда (Постановление Пленума ВАС № 28), но подход к оспариванию крупных сделок и сделок с заинтересованностью в ходе законодательных реформ «существенно изменился». Киселева пояснила, что часть разъяснений ВАС остались актуальными и по сей день и вошли в текст нового документа. Вместе с тем имеются и существенные моменты, на которых судья остановилась подробнее.

Исковая давность

«Большие разногласия по вопросам исковой давности вызвали законодательные изменения, внесенные в 2014 году, которые установили, что участник общества, предъявляя иск, действует от имени самого общества», – рассказала судья. В связи с этим в проекте постановления содержится напоминание о том, что срок исковой давности по требованиям о признании крупных сделок и сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности исчисляется по правилам п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса и составляет один год.

По общему правилу исковая давность для требований участника, акционера или члена совета директоров исчисляется со дня, когда директор узнал или должен был узнать о том, что сделка совершена с нарушением закона. А в случае, если руководитель был явно недобросовестным и находился в сговоре с другой стороной сделки, исковая давность исчисляется со дня, когда истец узнал или должен был узнать о нарушениях.

Кроме того, Пленум ВС в одном из пунктов постановления разъясняет, когда участника следует считать знавшим о нарушении. При даче таких рекомендаций была использована сформировавшаяся практика судов, пояснила Киселева.

Крупные сделки

Пленум ВС указывает: для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие у сделки на момент ее совершения двух признаков: количественного (или стоимостного) и качественного. Первый из критериев требует, чтобы предметом сделки было имущество, балансовая стоимость которого составляет 25% и более от балансовой стоимости активов общества.

Качественный критерий крупной сделки, в свою очередь, применим, когда сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, то есть ее совершение «очевидно приведет к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов». Например, к наступлению таких последствий может привести продажа или передача в аренду основного производственного актива компании.

При этом впервые даются разъяснения относительно критериев признания крупной сделки, предусматривающей обязанность производить периодические платежи, – то есть договоры аренды, оказания услуг и другие. Такие договоры будут признаваться крупными в случаях, когда сумма платежей по ним за период действия соглашения превысит 25% от балансовой стоимости активов компании. Также, по словам судьи Киселевой, «решается проблема» договоров, заключенных на неопределенный срок, – их признают крупными, если их стоимость превысит четверть стоимости компании за год действия сделки.

Этот пункт постановление высоко оценил Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners. «Это крайне актуальный вопрос для практики: договоров с периодическими платежами заключается огромное количество, и участники оборота испытывали трудности в при одобрении таких сделок, как крупных», – пояснил он.

Сделки с заинтересованностью

Для сделок с заинтересованностью, которые в новой редакции закона также претерпели существенные изменения, предлагается разъяснить, что решение об одобрении такой сделки не является основанием для отказа в удовлетворении требования о признании ее недействительной. При наличии такого решения, однако, на истца возлагается бремя доказывания того, что сделка причинила ущерб интересам компании.

«Ключевой посыл разъяснений заключается в том, что вводится презумпция отсутствия обязанности изучать, является ли сделка крупной или сделкой с заинтересованностью для контрагента», – рассказала Киселева. На истце, согласно позиции Пленума, лежит бремя доказывания того, что другая сторона по сделке знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной или в отношении нее имелась заинтересованность.

Все это, с одной стороны, позволит добросовестным участникам гражданского оборота совершать сделки, не опасаясь последующего оспаривания, а с другой – даст возможность бороться с злоупотреблениями, направленными на очевидный вывод активов.

Ольга Киселева, судья экономколлегии Верховного суда

Постановление Пленума, по мнению Киселевой, позволит привести к единообразию судебную практику в части оспаривания таких сделок. С ней согласились и присутствующие в заседании Алу Алханов, замминистра юстиции, и Леонид Коржинек, заместитель генерального прокурора, которые положительно оценили предложенные разъяснения.

В целом проект заслуживает высокой оценки, отметил Павел Хлюстов, партнер КА «Барщевский и партнеры». Он уверен: его разработчики «учли богатый опыт, наработанный судами за предыдущие годы, и внимательно подошли к решению проблем, вызванных изменением корпоративного законодательства».

Евгений Губин, профессор юрфака МГУ, также высоко оценил предложенный проект постановления, но обратил внимание на неполноту разъяснений. Хлюстов также отметил, что существует ряд насущных проблем, которые не нашли отражения в проекте постановления. «Непонятно, например, вправе ли вышедшее из состава участников лицо защищать свои интересы путем оспаривания крупных сделок и сделок заинтересованностью», – рассказывает он.

Кроме того, «остается неясным» порядок оспаривания односторонних сделок общества, отвечающих признакам крупности: «К примеру, в последнее время всё чаще встречаются случаи, когда в ходе корпоративных конфликтов исполнительный орган общества совершает действия, направленные на отказ от права на товарный знак. При рассмотрении таких споров у судов возникают затруднения как в выборе вида судебного судопроизводства – исковое или оспаривание действий Роспатента – так и субъектного состава лиц, участвующих в деле, – непонятно, кто является ответчиком», – пояснил Хлюстов.

Сергей Савельев заявил, что на первый взгляд разъяснения Пленума «ничего революционного не привносят», однако есть и заслуживающие внимания положения.

По большей части проект Пленума аккумулирует ряд уже выработанных судами правовых позиций, в том числе из предыдущего постановления ВАС, местами уточняет и раскрывает содержание принятых поправок в корпоративные законы.

По итогам рассмотрения проекта председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев собрал редакционную комиссию во главе с председателем экономколлегии Олегом Свириденко, которая обсудит возможные изменения в документ.

Источник: http://pravo.ru/story/203307/

Исковая давность кабальной сделки

ВС уточнил единый стандарт работы по кабальным сделкам, оспорить которые в большинстве случаев невозможно.

Читайте так же:  Как отразить алименты в 6 ндфл

Верховный суд подверг анализу разбирательство, по которому тяжело больная женщина обязана была оказывать помощь сыну-уголовнику и престарелой матери. Она направила заявление в суд для оспаривания сделки о передаче сожительнице сына ее единственного жилья практически за бесценок. В двух инстанциях ей было отказано, а ВС постановил восстановить срок исковой давности и рассмотреть дело по существу.

Специалисты обращают внимание, что из-за чрезмерной сложности доказательной базы практика работы по кабальным сделкам слишком мала. Более того – если истец реализовал ее или продолжает в текущий момент исполнение такого договора, то полностью теряет возможность оспорить его.

Тем не менее, юристы настаивают, что существует внушительное количество кабальных сделок, поэтому недавние разъяснения ВС помогут разобраться с неоднозначными ситуациями. Немаловажно, что коллегия разрешила восстанавливать срок обжалования, что предоставляет возможность оспорить и «старые» кабальные сделки.

Обстоятельства, которые сильнее здравого смысла

ВС рассматривал заявление Остапенко, которая пыталась оспорить продажу дома за бесценок. Его приобрела сожительница сына женщины, получив жилье в долевое владение с иждивенцами. После получения документов о собственности покупательница решила выселить жильцов из дома.

Остапенко просила суд признать сделку недействительной, ссылаясь на то, что совершить ее вынудили сложные жизненные обстоятельств, и что проживали в этом доме еще престарелая мать и осужденный сын. При этом заявительница уточнила, что сама страдает раком, вынуждена проходить дорогостоящее лечение и обслуживать мать. По ее мнению, все изложенные обстоятельства вкупе свидетельствуют о невыгодности указанной сделки.

Суду она поведала, что взяла кредиты и не могла погасить их, а сожительница была в курсе дела и предложила ей сделку. Остапенко утверждала, что согласилась на такое решение только потому, что покупательница была с сыном в отношениях, знала о тяжелом положении семьи и понимала, что приобретает жилье за бесценок. Приложила заявительница и отчет, в соответствии с которым оценочная стоимость объектов многократно превышала сумму сделки.

Один спор и два взгляда

В городском суде оснований для аннулирования договора купил-продажи не нашли, иск сожительницы удовлетворили. Главным основанием для этого суд признал пропуск срока исковой давности. Кроме того, не был принят во внимание отчет из-за того, что он выписан в 2016 году, а дом продан двумя годами ранее.

Сейчас данное разбирательство на новом рассмотрении – оно анализируется с учетом указаний ВС. Так, коллегия отметила, что не рассматривалось восстановление срока исковой давности по причине тяжелой болезни заявителя. Также ВС указал, что необходимо было разъяснить заявителю о праве назначения судебной экспертизы для определения стоимости дома. Обратил внимание ВС и на то, что суд не выяснил, знала ли сожительница о тяжелом материальном положении продавца или нет.

Оспаривание кабальной сделки: новый алгоритм

ВС обратил внимание на несколько негативных обстоятельств, которые привели Остапенко в такую ситуацию. Заявительница всецело доверяла сожительнице и не рассчитывала на последующее после продажи выселение. Возможно, обязательное условие проживания Остапенко, ее матери и сына в доме обсуждалось, но так и не было прописано в договоре.

Юристы подчеркивают, что установить и доказать тяжелые обстоятельства, которые привели к кабальной сделке несложно. Многократно труднее выявить точную причинно-следственную связь обстоятельств и самой кабальной сделки. По мнению экспертов, в ВС в курсе данной ситуации, потому он обратил внимание на обстоятельства жизни самой Остапенко, а также ее иждивенцев.

По факту ВС установил презумпцию осведомленности, а это может существенно облегчить работу правозащитной стороны в спорах.

Юристы подчеркивают, что оспаривать кабальную сделку необходимо, если существует явно затруднительное положение стороны. К таким обстоятельствам можно отнести появление значительного ущерба от стихии (как жизни, так и имуществу), наличие больших сумм долгов, тюремное заключение (как самого заявителя, так и его родных), возникновение тяжелых болезней.

Специалисты подытоживают, что кабальная сделка заключается на нерыночных условиях. Значит, вариант оспаривания в таком случае также имеет явно нерыночный характер, то есть стороне предлагают либо длительную рассрочку, значительное уменьшение рыночной цены, вменяют иные невыгодные условия сделки.

Источник: http://lawr.ru/team/news/porjadok-osparivanija-kabalnyh-sdelok-mnenie-vs

Срок исковой давности при ничтожной сделке – по справедливости или по закону?

Гражданская коллегия Верховного суда решила, что срок исковой давности по реституционным требованиям при признании сделки недействительной начинает течь не с момента начала ее исполнения, а по общему правилукогда истец узнал о нарушении своих прав. Не все юристы с таким выводом согласны.

В 2004 году два физлица купили у ООО «Русский мех» помещения в Калуге. Затем часть они перепродали ООО «Доминиум». В 2013 году первоначальная сделка купли-продажи была признана недействительной (спорное имущество выбыло из владения общества «Русский мех» помимо его воли, установили суды), а компанию «Доминиум» обязали вернуть имущество.

После этого правопреемник покупателей Борис Белозубов* взыскивал в суде «реституционный платеж» – рыночную стоимость помещений. Суды в иске ему отказали. Во-первых, по их мнению, не доказаны затраты на улучшение недвижимости, а во-вторых – и это основное – был пропущен срок исковой давности.

Вопрос исковой давности по реституционным требованиям и стал главной темой в определении гражданской коллегии Верховного суда, куда спор дошел по жалобе Белозубова. Суды исчисляли его с момента исполнения ничтожной сделки, то есть с 2004 года. Согласно п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года с начала ее исполнения.

В Верховном суде с этим не согласились. Положения ГК, на которые ссылались суды, «не регулируют вопрос о сроках предъявления требований о возврате денежных средств, уплаченных по сделке покупателем, в том случае, когда в пользу продавца спорное имущество истребовано от третьего лицапоследующего приобретателя этого имущества», говорится в определении ВС. В таком случае покупатель вправе требовать от продавца уплаченное им по сделке как неосновательное обогащение.

Поэтому, уверены судьи ВС, применять в этом деле нужно п. 1 ст. 196 и п. 1 ст. 200 ГК, согласно которым срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Спорная сделка была признана ничтожной в 2012 году, а решение о виндикации имущества суд вынес в 2014 году. «Поскольку иск был заявлен в пределах трехлетнего срока с момента признания судами сделки ничтожной и виндикации спорного имущества, то вывод суда апелляционной инстанции о пропуске срока исковой давности следует признать противоречащим действующему законодательству», – резюмировал ВС и отправил спор на новое рассмотрение в апелляцию.

Мнение юристов

Павлу Ивченкову, руководителю арбитражной практики АБ «Деловой фарватер», позиция ВС кажется «достаточно обоснованной и разумной». «ВС дал истцу возможность вновь отстоять свою позицию и привести аргументированные доводы, – говорит Ивченков. – Иной вывод противоречил бы основным началам действующего гражданского законодательства».

Читайте так же:  Что входит в медкомиссию в военкомате

Иного мнения Сергей Морозов, юрист «Хренов и партнеры». П. 1 ст. 181 ГК прямо устанавливает специальные сроки на предъявление сторонами сделки требования о применении последствий ее ничтожности – три года с момента начала ее исполнения. Как предполагает юрист, «истинным мотивом» решения ВС является «кажущаяся несправедливость ситуации» – на момент признания сделки ничтожной (2013 г.) ее сторона уже лишилась возможности требовать возврата исполненного по ней (сделка была в 2004 г., следовательно, срок исковой давности истек в 2007 г.). «Разумеется, на практике далеко не всегда пороки сделки, влекущие ее ничтожность, очевидны», – говорит Морозов. Поэтому, по его словам, чтобы правильно решить это дело, суду нужно было сделать следующее – установить, когда о ничтожности сделки узнал истец (в момент заключения сделки или в момент констатации ее ничтожности судом).

Яна Чернобель, адвокат КА «Барщевский и Партнеры», с решением ВС в целом согласна. Однако, по ее словам, «неполное изложение ВС правовых позиций может вызвать трудности при новом рассмотрении дела в нижестоящих инстанциях». Как поясняет юрист, ВС не отразил вопрос о размере взыскиваемых денежных средств, а кроме того, не совсем ясно определил момент начала течения срока исковой давности (сослался и на дату признания сделки недействительной, и на дату виндикации). «Полагаю, что срок исковой давности подлежит исчислению с момента виндикации, поскольку именно тогда собственнику возвращается имущество и в то же время у него продолжают оставаться денежные средства, полученные по недействительной сделке», – считает Чернобель.

*имена и фамилии изменены редакцией

Источник: http://pravo.ru/review/view/138921/

Недействительность кабальной сделки и судебная практика применения п. 3 ст. 179 ГК РФ

Здравствуйте! Сегодня затронем интересный и сложный состав недействительности. Это кабальная сделка по п. 3 ст. 179 ГК РФ или, иными словами, сделка, совершенная на крайне невыгодных условиях. Эта норма дает возможность оспорить такую сделку в суде.

Судебная практика относится к этому основанию недействительности крайне осторожно. Примеров успешного оспаривания сделки по п. 3 ст. 179 ГК РФ не так много.

Тема кабальности договора тесно связана с соображениями морали и нравственности. А мнения права и морали по одному и тому же вопросу, как мы знаем, могут в корне различаться. Но обо всем по порядку.

Какую сделку закон признает кабальной?

Слово «кабала» (не путайте с «каббалой») в Древней Руси и Московском государстве означало долговой документ, заемную расписку. По такому долговому обязательству должник попадал в личную или имущественную зависимость от заимодавца. Про должника говорили — попал в кабалу, фактически в холопство.

В современном праве кабальность сделки означает недобросовестную эксплуатацию одной из сторон сделки стечения тяжелых жизненных обстоятельств на стороне другой.

Согласно п. 3 ст. 179 ГК РФ кабальной признается сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась.

Соответственно, для признания сделки недействительной, нужно установить три обстоятельства:

  1. Крайне невыгодные условия сделки (на самом деле правильнее говорить — несправедливые, об этом ниже).
  2. Стечение тяжелых обстоятельств, вынудившее потерпевшего совершить сделку с несправедливым содержанием.
  3. Знала ли другая сторона о стечении таких обстоятельств и можно ли говорить о том, что она этим воспользовалась.

Все три обстоятельства должен доказать потерпевший (истец) и на практике сделать это бывает непросто.

Видео (кликните для воспроизведения).

Бремя доказывания всех трех обстоятельств лежит на потерпевшем (истце)

Не стоит забывать, что для оспоримых сделок установлен сокращенный срок исковой давности в 1 год.

Крайне невыгодные условия

Крайняя невыгодность означает, что условия сделки в корне противоречат интересам потерпевшей стороны и сильно отличаются от условий, обычно применяемых при заключении аналогичных договоров. В первую очередь это касается цены договора.

Фраза «невыгодные условия», используемая в тексте нормы, не совсем верно отражает суть ситуации. Экономически заключение любого кабального договора будет взаимовыгодным, если сравнивать с ситуацией, если бы сделки не было вовсе.

Возьмем условный пример — человек срочно продает дом первому же откликнувшемуся покупателю по цене значительно ниже рыночной, потому что ему срочно нужны деньги на дорогостоящее лечение. Каждый день промедления грозит катастрофическими для его жизни и здоровья последствиями. Покупатель знает о таких обстоятельствах и намеренно сбивает цену.

В выигрыше оказался покупатель, заплатив за дом, допустим, 2 млн. руб. вместо 4 млн. руб. Но сделка в какой-то мере выгодна и для продавца: не заключив её, он бы вообще не получил денег, что грозило печальными последствиями для жизни и здоровья. При такой логике сделка выгодна обеим сторонам.

Продавая дом по заниженной цене продавец выигрывает по сравнению с теми последствиями, которые были бы при отказе от сделки. Другое дело, что такая цена несправедлива. И правильнее говорить о крайне несправедливых условиях сделки, а не невыгодных.

Поскольку п. 3 ст. 179 ГК РФ говорит о крайней невыгодности (читай — несправедливости) условий, то применяться он должен только в случаях вопиющего, грубого отступления условий совершаемой сделки от обычно встречающихся на рынке.

Сам по себе факт эксплуатации экономически сильной стороной своего преимущества еще не означает кабальности. Нельзя слепо порицать использование переговорного преимущества с целью «выбить» себе такие выгоды, на которые не приходится рассчитывать в обычных условиях.

Да, есть предел, за которым эксплуатация преимущества над слабой стороной становится неприемлемой не только с точки зрения этики и морали, но и с точки зрения права. Только правовой предел пролегает несколько дальше, чем морально-этический.

Стечение тяжелых обстоятельств

Это означает, что лицо попало в столь трудное и бедственное положение, что осознанно вынуждено было совершить сделку как можно скорее во избежание попадания в еще более катастрофическую ситуацию. Например, продать дом даже по сильно заниженной цене, чтобы выручить деньги на дорогостоящее лечение. Или готовность заплатить всё, что есть за спасение во время стихийного бедствия.

Т. е. часто на кону стоит жизнь, здоровье или благополучие потерпевшего.

У потерпевшего нет времени искать выгодные предложения на рынке, торговаться, выбирать между несколькими вариантами. Это резко повышает переговорные возможности контрагента, который может фактически диктовать любые самые несправедливые условия.

Потерпевший оказывается заложником ситуации. Вне сложившихся обстоятельств — в обычных условиях — он бы от сделки с крайне несправедливым содержанием отказался.

При рассмотрении иска суд должен четко определить, какие именно тяжелые обстоятельства вынудили потерпевшего совершить сделку. Например, при рассмотрении одного из дел ВС РФ отметил:

«. суд апелляционной инстанции не указал, вследствие стечения каких тяжелых обстоятельств эти условия были согласованы сторонами, и не дал оценку вопросу о том, воспользовался ли такими обстоятельствами ответчик» (Определение ВС РФ от 07.02.2017 по делу № 4-КГ16-69 ).

Для признания сделки кабальной нужно доказать, что тяжелые обстоятельства возникли вследствие их стечения, т. е. были неожиданными: потерпевший не мог их предвидеть или предотвратить. На это ВС РФ указал в Определении от 16.11.2016 № 305-ЭС16-9313 .

Читайте так же:  Устройство на работу какое право

Это дело было связано с предпринимательской деятельностью и спор был между коммерческими организациями. Понятие «стечение тяжелых обстоятельств» больше применимо для граждан, нежели для юридических лиц, если только речь не о форс-мажорах — обстоятельствах непреодолимой силы.

Осведомленность контрагента о стечении тяжелых обстоятельств

Закон требует доказать, что контрагент, во-первых, знал о стечении тяжелых обстоятельств и, во-вторых, воспользовался этим переговорным преимуществом.

Если другая сторона не знала и не могла знать о возникшей ситуации, о причинах поразительной сговорчивости контрагента, то нельзя говорить о недобросовестной эксплуатации переговорных преимуществ.

Доказать, что контрагент был осведомлен о стечении тяжелых обстоятельств на стороне потерпевшего, может быть непростым делом. Но иногда такая осведомленность предполагается, например, если контрагентом по сделке оказывается родственник или иной близкий человек (см., в частности, Определение ВС РФ от 23.05.2017 по делу № 19-КГ17-10 , где стороной кабальной сделки была сожительница сына потерпевшей).

Экономические интересы и этические соображения: между Сциллой и Харибдой

Фундаментальным для гражданского права является принцип свободы договора. Но эта свобода не абсолютна. Институт недействительности сделок — один из инструментов её ограничения. В основе идеи недействительности кабальных сделок лежит защита экономически слабых от эксплуатации их нужды.

При совершении кабальной сделки происходит чрезмерное превышение выговариваемой сильной стороной выгоды над обязанностью, возлагаемой на сторону слабую.

Использование бедственного положения лица в корыстных интересах осуждается общественной моралью. Нам с детства прививают чувство сострадания к ближнему, нас восхищают примеры бескорыстного и самоотверженного служения другим людям.

Иллюстрация: pixabay.com Когда мы видим, как кто-то чрезмерно обогащается бедах других людей, мы чувствуем возмущение, наша человеческая суть восстает против этого. Нередко мы осуждаем тех, чей бизнес основан на помощи попавшим в беду за баснословные деньги.

Возьмем для примера частную медицинскую клинику, которая обладает уникальными методиками лечения трудноизлечимого заболевания, инновационными технологиями и оборудование. Лечение в такой клинике может стоить несколько сотен тысяч рублей, а то и евро.

Высокая цена обычно достигает (а то и превышает) максимума средств, которыми располагает пациент и отчасти связана с его слабыми переговорными позициями — у него на кону стоит жизнь. С этической точки зрения мы воспринимаем ситуацию, как эксплуатацию тяжелого положения пациента.

Но с точки зрения экономики для самой клиники такая бизнес-модель оправдана и рациональна.

Обладание уникальной методикой лечения и инновационные технологии ей в руки ведь тоже не с неба свалились. Собственники клиники в готовность спасать пациентов вложили немалые суммы: в медицинские исследования, создание или покупку методики, инновационное оборудование и т. д.

Если инвесторы будут знать, что сделка с пациентом скорее всего будет аннулирована судом, как кабальная, и о хорошей прибыли можно не думать, станут ли они вкладывать деньги в исследования, инновации, разработку и приобретение методик? Спрос на уникальные методы лечения останется, но клиник, способных удовлетворить его, либо не будет, либо будет очень мало с очередями на годы вперед. В итоге у пациентов шансов на спасение станет еще меньше.

Конечно, так дела обстоят в условиях рыночной экономики. Тут можно вспомнить про «эксплуатацию человека человеком» и про «звериный оскал капитализма», но при нынешних экономических реалиях безусловное аннулирование подобных сделок с «профессиональными спасателями» может обернуться большими социальными проблемами.

«Спасатель» может быть и ситуативным, когда его способность помочь попавшему в беду оказалась делом случая. Но за помощь он запросил завышенную сумму. Такой пример есть в п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 № 162.

Индивидуальный предприниматель занимался перевозкой грузов с помощью принадлежавшего ему грузового автомобиля. В результате ДТП автомобиль был утрачен. ИП взял заем у ООО для срочной покупки нового. Иначе он не смог бы вести бизнес и обанкротился. Контрагент знал о таких обстоятельства. В итоге договор займа заключили на 1 год со ставкой… 100% годовых.

ИП успешно оспорил договор в суде по п. 3 ст. 179 ГК РФ. Размер процентной ставки настолько превышал средние значения, что суд признал договор кабальным.

Здесь заимодавец оказался случайным спасателем. И выдача займов, насколько можно понять из фабулы дела, для него непрофильный вид деятельности. Один предприниматель оказал финансовую помощь другому под 100% годовых.

Решение суда довольно спорное. С одной стороны процентная ставка действительно завышена. С другой сделка всё же с экономической точки зрения была выгодна для ИП — иначе он ушел бы в банкротство.

Обратите внимание, что ИП обратился за выдачей займа не в банк, а к другому предпринимателю. Потому что банк мог бы и не выдать предпринимателю ничем не обеспеченный кредит в сжатые сроки.

Если признавать такого рода сделки кабальными и аннулировать их, то предприниматели могут утратить стимулы помогать друг другу в сложной экономической ситуации путем выдачи займов без обеспечения и надлежащей проверки платежеспособности заемщика.

Приведенный пример — единичный. Суды крайне редко признают кабальными сделки, заключенные в связи с ведением предпринимательской деятельности. Они справедливо обосновывают это тем, что это самостоятельная деятельность, осуществляемая на свой риск.

Аннулировать коммерческие сделки на основании п. 3 ст. 179 ГК РФ возможно только в единичных — вопиюще несправедливых — случаях. Потому что брать на себя определенные бизнес-обязательства, а потом бежать плакаться в суд про тяжелые обстоятельства с целью освободиться от них, тоже противоречит деловой этике.

Разграничение между кабальной сделкой и сделкой, совершенной под влиянием насилия или угрозы

Стечение тяжелых обстоятельств иногда может быть вызвано насильственными действиями или угрозой их применения со стороны других лиц. Если потерпевший в такой ситуации заключает сделку на крайне невыгодных (несправедливых) условиях, какой состав недействительности нужно применять?

Если насилие или угрозу применял то же лицо, что и впоследствии заключило с потерпевшим крайне невыгодную сделку, то тут однозначно основанием оспаривания будет п. 1 ст. 179 ГК РФ, а не кабальность сделки.

А если за стечение тяжелых обстоятельств отвечают посторонние? Тогда напрашивается такой ответ: нужно выяснить знал ли контрагент о применении в отношении потерпевшего насилия или угроз?

При осведомленности об этом он должен был в принципе воздержаться от совершения сделки, неважно — на справедливых или несправедливых условиях. Её заключение нужно расценивать как недобросовестное поведение. Сделку нужно оспаривать, как совершенную под влиянием насилия или угрозы: ведь контрагент фактически подыграл незнакомым ему злоумышленникам.

В завершение можно сделать вывод, что суды очень скрупулезно изучают материалы дела и аннулируют сделку по п. 3 ст. 179 ГК РФ только при доказанности наличия всех признаков кабальности. При этом для предпринимательских сделок признание их недействительными по этому основанию — крайне редкое явление.

Читайте так же:  Подсудность трудовых споров о взыскании заработной

Надеюсь, статья была полезна и вы почерпнули из неё много полезной информации. Не забывайте подписываться на e-mail-рассылку и мою страницу «ВКонтакте» , чтобы не пропустить новые публикации. До встречи!

Источник: http://lawyerlife.ru/grazhdanskoe-pravo/nedeystvitelnost-kabalnyh-sdelok.html

Кабальная сделка — что это

Кабальная сделка — что это

Если навалившиеся со всех сторон неприятности загнали вас в угол, и тут появился некто с невыгодным, но спасительным для вас предложением, знайте – скорее всего, вам предложили кабальную сделку. Контрагент просто решил воспользоваться моментом и вашим отчаянным положением. Рассказываем в подробностях, что это и как с этим бороться.

Что такое кабальная сделка

Кабальная сделка – это сделка, которую одна из сторон совершила на крайне невыгодных для себя условиях из-за тяжелых обстоятельств, которыми воспользовалась другая сторона .

Кабалой в древней и Московской Руси называли договор или письменное долговое обязательство, по которому работник попадал в личную или имущественную зависимость от заимодавца. Так и говорили – попал в кабалу, практически рабскую зависимость.

В соответствии со статьей 179 Гражданского кодекс а РФ кабальной признается сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась. Такая сделка может быть признана судом недействительной. В результате этого признания стороны возвращают друг другу все, полученное по сделке. А потерпевшая сторона к тому же может взыскать с другой стороны убытки.

Например!
Если человек в результате стечения тяжелых жизненных обстоятельств был вынужден продать квартиру практически за бесценок, причем покупатель знал о проблемах продавца и специально сбил цену, пользуясь безвыходным положением контрагента, это будет считаться кабальной сделкой. Впоследствии суд может признать такую сделку недействительной. В результате квартира вернется продавцу, деньги, заплаченные за нее – покупателю.

Сложнее будет доказать кабальность сделки юридическому лицу или предпринимателю. По общему правилу, предпринимательская деятельность осуществляется бизнесменами на свой риск, а значит коммерческий просчет, из-за которого у одной из сторон сделки произошло стечение тяжелых обстоятельств, не может стать основанием для признания сделки недействительной. Да и, в принципе, само понятие « стечение тяжелых обстоятельств» в гражданском праве характерно больше для физических лиц, а не для юридических.

Есть даже мнение, что понятие кабальной сделки вовсе не может применяться в сфере предпринимательства. Хотя его разделяют не все – некоторые ученые-цивилисты полагают, что применять это понятие можно, но только в крайних случаях, связанных с форс-мажорными обстоятельствами.

Причем ситуация, когда у предпринимателя не было денег, необходимых для его деятельности, не может считаться основанием для признания сделки недействительной. Ведь предприниматель мог занять эти деньги или начать процедуру банкротства, если не было возможности взять кредит.

Признаки кабальной сделки

Нынешнее российское законодательство определяет такие признак и кабальной сделки:

одна из сторон находится в тяжелых обстоятельствах, которые вынуждают ее совершить сделку на заведомо невыгодных условиях;

вторая сторона знает о безвыходной ситуации контрагента и использует это знание для собственного обогащения или получения иной выгоды.

Примечательно, что кабальная сделка по ГК РФ заключается и исполняется осознанно – та сторона , что попала в трудную ситуацию, прекрасно осознает, к каким последствиям приведет заключение сделки, но не может поступить иначе из-за сложившихся обстоятельств.

Другой важный момент – крайне невыгодные условия сделки. Не просто невыгодные, а такие, которые приведут к последствиям, способным завести участник а сделки в еще более тяжелую ситуацию, чем та, в которой он находился до совершения сделки.

Еще один момент – законодатель говорит о стечении тяжелых обстоятельств, под воздействие м которых лицо совершило эту крайне невыгодную для себя сделку, а не о какой-то одной проблеме.

Крайняя невыгодность условий спорного договор а обосновывается тем, что они не соответствуют интересам пострадавшей стороны и существенно отличаются от условий аналогичных договор ов. К таким условиям можно отнести, например, чересчур высокую или низкую цену по сравнению с ценами по таким же договор ам.

Признание сделки кабальной

Кабальный договор признается таковым в судебном порядке. Причем перед судом будет стоять сразу несколько задач: установить факт кабальности сделки, установить недействительность сделки,применить последствия недействительности.

Эти задачи связаны и вытекают одна из другой – недействительной сделку можно признать при условии подтверждения наличия всех признак ов кабальности. Доказывать это предстоит пострадавшей стороне, выступающей истцом в судебном разбирательстве.

Если кабальная сделка будет признана судом недействительной, для сторон могут наступить такие последствия:

✔ двусторонняя реституция – стороны возвращают друг другу все, что получили в результате сделки;

✔ односторонняя реституция, примененная к виновной стороне: полученные ею доходы обращаются в доход государства, а в пользу пострадавшего одновременно с этим взыскиваются понесенные им убытки;

✔ прекращаются обязательства, которые должны были бы продолжаться в будущем – стороны остаются в условиях, существовавших на момент решения суда, а их обязанности по исполнению дальнейших обязательств по сделке прекращается.

Закон не дает четких указаний насчет применения того или другого последствия признания кабальной сделки недействительной. В каждом конкретном деле суд руководствуется его обстоятельствами. Допустим, если речь идет о продаже за бесценок дорогой вещи, чаще всего применяется двусторонняя реституция: покупатель возвращает продавцу его имущество или, если это невозможно, его рыночную стоимость, а продавец – полученные по сделке деньги.

При оспаривании кабальной сделки пострадавшей стороне придется доказать, что стечение тяжелых обстоятельств, под воздействие м которых ей пришлось пойти на сделку, наступили внезапно, что эта сторона не могла предвидеть или предотвратить такие обстоятельства. Также нужно будет доказать, что контрагент знал о тяжелом положении, но все равно совершил сделку в своих интересах. Кроме того, следует объяснить суду, в чем заключался интерес другой стороны: какие необоснованные преимущества или выгоды контрагент получил от этой сделки, каких не мог бы получить по другим сделкам, заключаемыми на свободном рынке.

Однако на практике отменить сделку, даже если это невыгодная сделка , совсем не просто. Прежде всего, сделка должна соответствовать целому ряду признак ов, которые характеризуют ее как кабальную. И само по себе стечение тяжелых обстоятельств само не будет основанием недействительности сделки. Для признания этого факта необходимы еще два условия: чтобы сделка была заключена под влиянием таких обстоятельств на крайне невыгодных условиях, и чтобы по действиям другой стороны было понятно, что она этими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://j.etagi.com/ps/kabalnaya-sdelka-chto-eto/

Исковая давность кабальной сделки
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here